Архив категории ‘Культура’

РУССКИЙ КЛАССИЦИЗМ, ЕГО СВОЕОБРАЗИЕ.

Классицизм зародился во Франции в конце 16 века. Русский классицизм, подобно европейскому, утверждался в эпоху становления национальной государственности. Развитие его проходило в своеобразных исторических условиях. Несколько столетий Московская Русь вела упорную борьбу с монголо-татарами. При Петре I была сделана решительная попытка выйти из вековой отсталости. Особенности исторического развития не могли не отразиться на характере литературного движения той поры. Русский классицизм, как отмечал Белинский, начал развиваться с сатиры (Кантемир). Русская литература классицизма, по словам Горького, носила «педагогический характер (выражалась такая направленность не только в сатире Кантемира, но и в оде Ломоносова, и в трагедии Сумарокова).

Литературное творчество Кантемира, Ломоносова, Тредиаковского и Сумарокова в 30-50 годы 18 века обозначило границы первого периода в развитии русского классицизма. Второй период был представлен именами Фонвизина, Державина, Княжина, Капниста, Хемницера.

В эпоху классицизма писатели рассматривали вещи и процессы природы в их обособленности, вне их связи, а значит, не в движении, как неживые, статические. Это обусловило деление «природы» в литературе этой эпохи на возвышенные и низменные, добродетельные и порочные трагические и смешные. Так, предметом высоких жанров – поэмы, оды, трагедии – могла быть только жизнь высшая, духовная, идеальная. Содержание низких жанров – сатиры, комедии, басни – сводилось к изображению жизни частной, будничной, грубо материальной. Метафизическое понятие действительности (статичное) так же определило прорисовку образа персонажа – определённая, но единственная черта характера. Поэтому в произведениях классицизма не найти многогранного изображения жизни. Так как русский классицизм развивался позднее французского и немецкого, он, естественно, использовал достижения европейской мысли. Произведения классицизма, отвечавшие общенациональным задачам, имели определённую социально-политическую направленность. Это определило огромное внимание её (теории классицизма) теоретиков к содержательной стороне произведений, обращённой главным образом к отечественной истории (в то время как европейцы тяготели к изображению событий отдалённых эпох).

СТИЛИСТИЧЕСКАЯ ТЕОРИЯ ЛОМОНОСОВА

В период, когда книжнославянский язык начинает вытесняться из письменности, а народный разговорный язык становится основным средством передачи информации, в языке начинают происходить такие процессы как, например, образование абсолютных синонимов (дубленов). В Петровскую эпоху слова «иже» и «который», «град» и «город» и т.д. имели абсолютно одно и тоже семантическое наполнение. В языке становилось всё больше слов, которые обозначая одно и то же не несли ни какого смыслоразличительного значения. В области орфографии литературный язык этой же эпохи характеризуется крайней пестротой употребления параллельных старых и новых грамматических форм, синтаксических конструкций, отсутствием единых норм правописания. Созревает острая общественная необходимость в нормализации литературного языка. Необходимо оценить каково должно быть соотношение «новизны» и «старины» в новом упорядоченном литературном языке.

разрабатывает в двух направлениях. Прежде всего он рассматривает эту проблему в сравнительно-историческом плане и устанавливает, что русская и «славенская» стихии представляют собой два разных, но родственных языка. Различие между ними он объясняетследующим образом: «русские в своём языке изменяют славянские слова при помощи увеличения числа слогов, замены букв при написании и т.д.». Ломонос замечательно определяет памятники литературы славянские и русские. После этого Ломоносов обращается к проблеме того, как русская и «славенская» стихии перестали быть отдельными языками и в результате сложного взаимодействия создали функциональные разновидности единого литературного языка на общерусской основе. Проще говоря, он доказывает объективное существование стилей в русском литературном языке.

Основу теории Ломоносова составляет классификация «речений» «российского языка», которая носит историко-генетический характер.

- Все группы «речений» характеризуются с точки зрения «пристойности» (соответствия их «материям», теме повествования или рассуждения).

- Ломоносова интересует то, какова степень употребительности групп «речений» в сферах речевого общения.

- Он оценивает их с точки зрения понятности.

Три группы «речений»:

- «неупотребительные и весьма обветшалые» (первая группа),

- «речения, кои хотя и употребляются мало, а особливо в разговорах, однако всем грамотным вразумительны» (вторая группа),

- «речения, которые у древних славян и ныне у россиян общеупотребительны» (третья группа).

Стили:

- Высокий стиль (важный стиль, воспроизводит нормы церковнославянского языка, но не тождественен ему; использует речения второй группы),

- Средний стиль (использует лексику третьей группы [слова более российские, нежели славянские], допускается использование лексики высокого стиля),

- Низкий (простой) стиль (обыкновенный стиль; использует слова только российские, которых нет в славенском диалекте, славенороссийские речения, простонародные низкие слова).

Несмотря на то, что теория жанров у Ломоносова разработана достаточно подробно, у него нет определения стиля жанра.

К Высокому стилю Ломоносов относит – оду, трагедию, различные жанры ораторской и научной речи и т.п., к Среднему – газетно-журнальную публицистику, повесть, стихотворные жанры (басн., эклогу, элегию) и т.п., к Низкому – комедию, «увеселительную эпиграмму», лирическую песню, эпистолярные жанры.

СТИЛИСТИЧЕСКАЯ ТЕОРИЯ ФЕОФАНА ПРОКОПОВИЧА

Стилистическая теории Прокоповича изложена в двух трактатах: «De arte potica» и «De arte rhetorica». Она выросла на почве рационалистической философии, нашедшей своё законченное выражение в учении Декарта. Разум, понимаемый Прокоповичем как категория вечная и неизменная, определяет все основные принципы стилистической теории учёного. Идеальным выражением разума в искусстве Прокоповичу представляется античная древность.

Для теории Прокоповича характерен культ древних литературных языков, на которые должны равняться языки новые. По мнению Феофана книжнославянский язык из всех славянских сохраняет наибольшую близость к старославянскому и первым переводам с греческого. Но со стаовлением новых литературных языков у славянских народов, церковнославянский язык всё более отдаляется от разговорного языка народа. Прокопович предлагает приспособить его к изменившимся потребностям языковой ситуации. В результате должен быть создан такой язык, который с одной стороны нужно тесно связать с предшествующей книжно-письменной традицией, а с другой – в его основе должна лежать народная живая речь. В результате этого желания Прокопович создает новый жанр «Слово» — проповедь с изменённым языком, обращенная к народу, которому была бы не всегда понятна проповедь «по всем правилам».

Основное содержание стилистической теории Прокоповича составляет учение о подражании как эстетической и стилистической категории (определяет понятие стиля в разных его значениях), о стилях литературной речи, о функционально-жанровых разновидностях, об экспрессивной окраске выразительных средств. Прокопович подразделяет речь на 2 противоположные разновидности:

- Речь художественная (украшенная речь),

- Речь практическая (повседневная) (неукрашенная речь).

- Вульгарная речь (она не входит в противопоставление, ибо даже «низкий» стиль практической речи имеет отличие от вульгарной).

В основе теории – принцип трихотомии. Этот исследовательский прием Прокопович использует на разных уровнях классификационных построений: на уровне предметов изложения, тем повествования, стилей, языковых средств и жанров. Каждый уровень представляет собой родовое понятие, которое делится на три видовых. В своей классификации он применил понятия, вытекающие из природы ораторской и поэтической речи, а не из сферы языковых стилей, что являлось его ошибкой (с помощью понятий украшенной и неукрашенной речи нельзя было раскрыть содержание такой многоаспектной и сложной единицы языка, какой являлось понятие языкового стиля.

У Прокоповича само слово «стиль» обладает большой многозначностью. Он применяет этот термин для характеристики формирующихся разновидностей национальной литературной речи. Эти разновидности или типы литературной речи он называет стилями и среди них выделяет (внимание! Кто бы мог подумать?!):

- Высокий (серьёзный и возвышенный род письма, предметами описания в высоком стиле являются очень значительные вещи, украшенная речь, использование словесных фигур),

- Средний (этим стилем излагаются вещи (не верится даже!) средние, приятные, но отнюдь не печальные, но менее значительные, визиты гостей, знаки внимания, описание триумфов, заимствуются языковые средства из высокого и низкого стилей, тяготеет всё-таки к высокому, к этому стилю относятся стихотворные лирические жанры),

- Низкий (соотносится с предметами обыкновенными, невыдающимися, незначительными, неукрашенные языковые средства).

Второе значение «стиля» — цель воздействия речи. Выделяются: возбуждать, восхищать, учить (в таком же порядке соотносятся с вышесказанным значением).

Характер предмета должен определять круг используемых слов, которые так же подразделялись им на высокие, средние и низкие.

СТАНОВЛЕНИЕ ТРАДИЦИЙ КЛАССИЦИСТИЧЕСКОЙ САТИРЫ

Анализ жанровых форм русской литературной сатиры 18 века естественно начинать со стихотворного сатирического послания. Основоположником традиции литературной сатиры в России стал Кантемир. Всего им было написано 8 стихотворных сатир: 5 из них он сочинил в России в 1729-1731 годы, 3 последние были созданы им уже за границей 1738-1739 гг. в Париже. В настоящий момент исследователи располагают и первоначальными текстами его сатир и уже отредактированными (ранние сатиры, будучи посланником в Англии, он переработал за счёт упорядочения силлабического стиха, 5-ую сатиру практически написал заново и т.д.). Кантемир был первым, кто сознательно и целенаправленно стал писать на русском языке стихотворные сатиры, взяв за образец сочинения Буало и римских сатириков (Горация и Ювенала). В его творчестве русская литература обрела новые, европейские формы художественного мышления в контексте восприятия традиций французского классицизма 17 в. Помимо Буало в поле зрения Кантемира было также то направление публицистической нравоописательной прозы, которое в искусстве французского классицизма представлял Лайбрюер. В восприятии европейских норм духовной жизни он видел позитивное начало, отвечавшее задачам того времени всеобщего обновления России, которое было начато реформами Петра I. Литература была той сферой, в которой Кантемир пытался практически утвердить эти новые нормы. К группе культурно-идеологических факторов, порождённых на европейской почве, следует добавить ещё и традиции национальной литературы 18 века: все сатиры Кантемира написаны силлабическим стихом (под влиянием Симеона Полоцкого). Вслед за Буало Кантемир строит свои сатиры в виде посланий, в которых эпистолярная рамка монологического повествования обеспечивает идеальные возможности для постановки и обсуждения самых различных проблем общественной и литературной жизни. Субъективная окрашенность тона способствует сближению сатиры и с философско-публицистическим трактатом, и с формой полемического критико-литературного очерка. Иногда, впрочем, сатира принимает форму диалога: тогда предмет сатиры вырисовывается из обмена репликами двух персонажей, один из которых является выразителем авторской точки зрения. Сатиры Кантемира долгое время существовали в рукописном варианте, ибо выступил он в то время, когда ещё только закладывались основы светской культуры нового типа. Широкой литературной среды ещё не было, фактически появление сатир самого Кантемира и стало её формировать. В своих сатирах Кантемир выступает против клерикализма, что характеризует его как истинного Просветителя, он также не только обличает пороки и злонравие, но и показывает их причину, тем самым намечая пути к их искоренению. Внешне он был связан с традицией предшествовавшего периода (силлабический стих и т.д.), тематически он также уходил корнями в предыдущий период (критика монашества, обличение ханжества ит.д.) – всё это под влиянием Полоцкого, то есть связь с серьёзной сатирой. Но в то же время Кантемир был связан и с демократической сатирой социальных низов. Свою деятельность он рассматривал как вклад в решение государственных задач. Но делалось это с пафосом, который соотносится с пафосом народной демократической сатиры.