Повесть» временных лет и проблемы её историко-литературного изучения.

Задача исследования – охарактеризовать политические убеждения летописца с особенности его художественного метода, обусловленные складом его мировоззрения.

«Повесть временных лет» как литературное произведение в ряде случаев резко отклоняется от того, что в нашем сознании является некой «нормой». Текст предоставляет нам немало «загадок» летописного повествования:

- Странная, неудобная для восприятия фрагментарность сюжета (погодовое расположение событий),

- Изображение людей (непостоянство характеров). Изображение Ярополка – два разных характера (мученик / воин-полководец),

- Точка зрения автора (меняется во времени: автор может доказывать то, что чуть ранее отрицал и наоборот).

Исследователи утверждают, что дошедший до нас текст «Повести Временных лет» — является результатом многократной переработки ранних, не дошедших до нас сводов. Шахматов считает, что дошедший до нас текст «повести» — результат пятикратной коренной его переработки (1073г., 1095г., 1112г., 1116г. и 1118г.). Что вполне может объяснять эти «загадки» — возможно наслоение текстов, сокращения, перестановки и т.д. Однако только этим объяснение своеобразия повествования в «повести» не исчерпывается. Причина также кроется в своеобразии исторического и художественного мышления летописца:

Портрет героя повествования – описание внешнего облика у летописца условно, оценивается двумя-тремя чертами и, как правило, сводится к оценке моральных качеств героя. Даже описывая деяния героев, автор стремится изобразить всё в моральной оценке, что обуславливает подбор, употребление слов. Иногда автор переходит от косвенной к прямой оценке событий.

Преступление – как правило влечет за собой у летописца кару. (Например, когда идёт описание прихода Олега с Половцами к Чернигову, автор говорит: «В се же лето придоша прузи на Русьскую землю … и поедоша всяку траву и много жита… — за грехы наши» — то есть приход Олега с Половцами он непосредственно связывает с нашествием саранчи. Рассказ о каре следует у летописца почти всегда непосредственно за рассказом о преступлении, являясь как бы его логическим продолжением. Любое несчастье, неудача и даже смерть героя воспринимается как наказание за совершенное преступление.

Обе вышеперечисленные особенности рассчитаны на морально-дидактический эффект.

«Повесть временных лет» — книга, преследующая чисто практическую задачу: показать на ряде конкретных примеров – в рамках рассказа о прошлом, — как надо и как не надо поступать. Книга хоть и о прошлом, но ориентированная на русскую действительность, пропитанная духом тревоги, беспокойства за будущее Русской земли. Летописец вероятно писал эту книгу в надежде, что она станет настольной книгой для современных ему князей, которые воспользуются её уроками, как руководством к действию, как учебником поведения в своей повседневной и государственной деятельности.

Мораль летописца не является абстрактной – это не мораль монаха-отшельника, далёкого от «житейских волнений», это мораль человека непосредственн

You can leave a response, or trackback from your own site.

Leave a Reply